Опубликовано admin Янв 18, 2008

Совсем не чужой иностранец

Image…Девяностые годы в России называют временем депрессии. Именнона девяностые приходится наибольшее количество наших сограждан, уехавших за рубеж в поисках лучшей доли. И именно в девяносто втором приехал в Россию молодой турецкий строитель Фатих Ёзбек. Его фирмавыиграла тендер на строительство военного городка в небольшом городе Морозовске, и Фатиха, как штатного сотрудника, никто особо не спрашивал,хочется ему или нет поехать из теплого Стамбула в далекую северную страну, переживающую, к тому же, далеко не лучший период своей истории. Молодой специалист – он и в Турции молодой специалист.

…Девяностые годы в России называют временем депрессии. Именнона девяностые приходится наибольшее количество наших сограждан, уехавших за рубеж в поисках лучшей доли. И именно в девяносто втором приехал в Россию молодой турецкий строитель Фатих Ёзбек. Его фирмавыиграла тендер на строительство военного городка в небольшом городе Морозовске, и Фатиха, как штатного сотрудника, никто особо не спрашивал, хочется ему или нет поехать из теплого Стамбула в далекую северную страну, переживающую, к тому же, далеко не лучший период своей истории. Молодой специалист – он и в Турции молодой специалист.

И начался для Фатиха новый период жизни. Полный неожиданностей, разочарований, находок, побед, дерзких проектов… «Русский период». Который теперь не закончится уже никогда. Потому что сегодня Фатих в Россиине приезжий. У него тут семья, дом, работа, друзья и знакомые, планы, перспективы, надежды… Одним словом – всё.

ImageА ведь было время, когда казалось, что «русский период» закончен, и поравозвращаться в Стамбул. Связано это было, конечно же, с финансовымдефолтом, добившим и без того не особо процветающий российский рынок. Многие отечественные компании разорились до тла, что уж говоритьоб иностранцах, не привыкших к таким «встряхиваниям» экономических основ. Фирма, в которой трудился Фатих, осталась без заказов. И, соответственно, без денег. Работы были свернуты, специалисты вернулись домой, а в России осталось небольшое подразделение, завершающее работы по мелким контрактам. Возглавлять это подразделение было предложено Фатиху Ёзбеку. И он, не задумываясь, согласился. Почему? Он и до сих порне может до конца уверенно ответить на этот вопрос. Наверное, потому, что уже привык к России с ее непредсказуемым характером, который невозможно заранее рассчитать и спланировать. И потому, что уже обзавелся семьей, и его русская жена совсем не горелажеланием покидать пусть и не самую богатую и благополучную, но все-таки Родину. И потому, что трудился Фатих уже в Москве, и за его плечами была работа по реконструкции спортивного комплекса «Лужники» — одного из лучшихв Европе и мире. А этим бы любой строитель гордился. Но главное – не в этом. Фатих знал,— а, скорее, чувствовал,—что не может такая страна, как Россия и такой город, как Москва, обойтись без колоссального, масштабного строительства. Просто потому, что необходимость работы строителей он видел буквально на каждом шагу. Он верил,что его труд будет востребован. Пусть не сегодня, но завтра – обязательно! Верил. И не ошибся.

ImageС марта 2000-го года произошло оживление строительного рынка. Стали устраиваться тендеры, возводиться масштабные объекты, а фирма,в которой работал Фатих, продолжала ориентироваться на мелкие заказы. Фатих чувствовал, что момент удачи, момент хорошего старта в бизнесепроходит стороной. И тогда он решил пойти на риск и организоватьсобственную строительную фирму. Не имея никаких гарантий на успех.В чужой стране. С нестабильным еще рынком и обилием собственных нетрудоустроенных строителей. И она, эта фирма, была создана. И назвалиее «Брав-ТР».

С тех пор прошло 7 лет. Возведено около 30 объектов разной категории сложности. От совсем простых и сравнительно небольших, до буквальногигантских, таких, как гипермаркеты «Мега» и «Ашан» в Москве, Новосибирскеи Нижнем Новгороде, или цех травления металлов на Новолипецком металлургическом комбинате, или завод стекла для автотранспорта «Пилкингтон» в Раменском районе Московской области. (О некоторых из этих объектов «Час-R»обязательно расскажет на этом сайте.) Наработан солидный опыт строительства в самых неблагоприятных климатических и прочих условиях. Российский строительный рынок изучен до самых глубинных мелочей.

Вот не секрет, что для российского строителя самое сложное – не борьба с грунтовыми водами или сильными морозами, а организация взаимоотношений с всесильным бюрократическим аппаратом. Со всеми этими бесконечными проверками, комиссиями и подкомиссиями, контролями и надзорами… И здесь справилась «Брав-ТР»,сумела найти общий язык с самыми агрессивно настроенными проверяющими. И с пожарными ладить научились, ис соседями, и в тендерах побеждать, и на тесных московских площадках строить – тоже научились. На площадках, где, если положишь кирпич немного в сторону от указанного места,— то все, на чужую территорию залез. И кто-то уже непременно требует компенсации всех видов ущерба… Всему Imageпришлось научиться. Непросто было, конечно, фирме весь этот опыт приобретать,но зато теперь весь этот опыт работает на фирму. По победам в тендерах это видно особенно хорошо.

Однако в «Брав-ТР» не считают, что уже достигли своего пика. Скорей, наоборот – здесь склонны сравнивать свое нынешнее положениес завершением «нулевого цикла». Когда объект только-только вышелна отметку «ноль», и впереди – только подъем.

Возможно, кто-то и посчитает Фатиха Ёзбека «иностранным рабочим». Чисто юридически это так – ведь и родился, и учился он в Турции. Но ведь его фирма – наша, российская. И дома, которые строит он и его товарищи,— эти дома тоже стоят в России. И будут стоять еще много-много лет, и служить нам и нашим детям и детям наших детей.Вот и кто после этого скажет, что он нам – чужой?

(Соб. инф. «Часа — R»).

Воспроизвести видео
Оставить комментарий


Оставить комментарий