Опубликовано admin Апр 2, 2008

Так вот ты какой, северный олень!

ImageОленина — еда волшебная. Я не шучу. Онa переваривается и усваиваетсяорганизмом на 100 (в скобках – «сто»!) процентов. Ей, сырой, в виде фарша, можно кормить грудных младенцев. Ломтики сушеной оленины входятв комплект бортового спецпитания летчиков-высотников стратегической авиации и космонавтов во время полетов. Народы Севера тоже часто едят оленину сырой (наверное, все слышали про «струганину»). Врачи прописывают это мясо больным желудочно-кишечными и некоторыми иными заболеваниями. А председатель бывшего оленеводческого совхоза «Казымский» Валерий ТАНИН прямо называет оленину «мясом будущего».И сетует на то, что не понимает еще наш народ ценности диетического питания, не сильно заботится о своем здоровье. Хотя в нашей стране оленина реализуется по цене ниже, чем говядина. В отличие от тех же Европыи Америки.

И если бы только эти, ценовые, проблемы стояли перед российскими оленеводами! Это, если честно, Imageвообщене проблема – просто у нас внутри страны цена низкая, а на западный рынок нашу оленину пока не пускают. Боятся, что мы им цены обрушим, воти говорят, что и забой у нас не по той технологии, как им бы хотелось, и по ветеринарной части есть замечания… Короче, санитары – на то и санитары,чтобы свой рынок беречь, да иностранца на него не пускать. Правда, надо заметить, всерьез этим вопросом еще никто из «верхов» не занимался.Оленина – не сталь-прокат, ее на федеральном уровне чепухой считаюти местным чудачеством. И вспоминают только на кремлевских приемах.К слову сказать, ни один кремлевский прием без оленины не обходится.Правда, я не знаю, какая оленина идет на стол сильных мира сего – наша, или канадскую покупают, но кто ж о таких пустяках думать будет, правильно?

Но наши оленеводы – народ не избалованный, их и нынешнее положение вещей вполне устраивает. И все было бы хорошо, если бы не те, настоящие проблемы, которые могутне сегодня-завтра просто уничтожить российское оленеводство.

Прежде всего это то, что в тундру массово пришли газовики и нефтяники. Была тундра – и кончилась на этом. Путей перегона оленей с пастбища на пастбище не стало, да и корм почти весь выгорел. А как нефтяник без пожара? Нефтяник без пожара никак. Да и разве это пожар – бросил окурок, и неделю травка тлеет. Чепуха, а не пожар.Вот если буровая загорится – это да, костер до неба. Гул – на многие километры вокруг. Новости только об этоми твердят, МЧС на ушах… А тундра незаметно горит. Не всякий городской и заметит, что вот здесь, на его глазах, происходит экологическая катастрофа. Ведь выгоревшая травка потом еще много-много лет на этом месте растине будет, потому как тундра – не тропики.

ImageНо «серьезным людям» до этого дела нет. «Серьезные люди» серьезные деньги делают. Нефтедоллары. И беспокоить этих людей по пустякам очень сильно не рекомендуется.

А у этих серьезных людей есть много-много серьезных подчиненных. Которые живут в специальных северных поселках и добывают те самые нефть и газ.А по выходным любят выезжать на охоту. «Северное сафари». За дикимоленем гоняться никаких сил не хватит, на это даже не всякий волк способен,а вот домашнего пристрелить – милое дело. Он, домашний олень, как корова – человека не боится, приучен ему доверять, а шкура и мясо у него не хуже,чем у дикого. И комфорт, и условно говоря «охота», и прибыток в хозяйстве.И сотнями голов уничтожаются домашние животные северных народов. «Охота пуще неволи»… Кто сегодня рискнет против газовиков и нефтяниковпойти? Нет, смельчаки, конечно, поначалу находились, но их печальный опыт надолго отучил оленеводов искатьна своей земле правду.

И с каждым днем ширится «дикая охота на домашних животных». Только в одном оленеводческом совхозе «Казымский» до перестройки, с которой многие наши сограждане отсчитывают вехи развала и разорения, было17 оленеводческих бригад, которые выращивали 30 тысяч оленей. Сегодня осталось три бригады и четвертая – неполная, которую все толком сформировать не могут, и стадо сократилось до 5 тысяч оленей. И ситуация только хуже становится, реальных перспектив к улучшению пока нет. Так – слова одни…

А теперь – главное. То, из-за чего, собственно, и затеян весь разговор. И то, что способно проникнуть в сознаниедаже нефтяного магната-вегетарианца, для которого нефть – это все, а мясо оленя – ничто.

Разумеется, это деньги.

Считается, что торговля нефтью – это самый выгодный легальный бизнес, опережающий даже торговлю оружием.И тем не менее, давайте посчитаем.

Даже при сегодняшней, запредельно высокой цене на нефть 70 $ за баррель, стоимость 1 литра Imageсырой нефти превышает 40 центов. А цена за 1 килограмм оленины в Европе превышает40 долларов. За килограмм! И это в розницу. По опту – 34 – 36 долларов.Как ни крути, но при относительно сравнимых объемах оленина получается почти в 100 раз дороже! И ведь спрос на нее, как на все экологически чистыеи полезные для здоровья продукты только растет, в то время, как задачу освобождения от «нефтяной зависимости» многие страны уже поставилив разряд приоритетных и усиленно развивают те отрасли науки, которые разрабатывают альтернативные источники энергии.

Причем нефть – это ресурс «невозобновляемый», одноразовый. Ресурс, который мы, по сути, отбираем у наших детей. А олени, да при хорошемуходе,— возобновляются, и с энтузиазмом. Только корми. Да не отстреливайпо-варварски чужой домашний скот…

Нефтяная и газодобыча – отрасли не вечные. Не сегодня, может, не завтра, но рано или поздно придет им логический конец. И очень бы хотелось, чтобы, отмирая, энергодобывающие монстры не захватили с собой в небытие и то, чей срок жизни может быть бесконечным, потому что имя ему – Природа.

Соб. инф. «Час — R.»

Воспроизвести видео
Оставить комментарий


Оставить комментарий